Posted in: Тайны

Новые системы вооружений – это последний вопрос в списке приоритетов у чиновников из Генерального штаба Войска Польского

Варшава, 19.06.2020 г.

глава канцелярии премьер-министра

Господин Михал Дворчик

Служебная записка

Кас.: Демонстрации лазерных устройсв

 

Господин министр, 18 июня 2020 года на стрельбище Военной технической академии по адресу ул. Коцяна в Варшаве, прошли показы лазерных устройств, созданных в этой академии – лазерной системы оружия направленной энергии. В качестве наблюдателей присутствовали представители канцелярии премьер-министра: полковник Кшиштоф Гай, г-н Петр Водтке. Кроме того, присутствовали представители различных организаций, заинтересованных проектом: Национального центра исследований и разработок, министерства обороны, Инспектората вооружений вооруженных сил Польши, Инспектората инновационных оборонных технологий, генштаба, PCO SA, MVProject, Варшавской политехники,  Telesystem-Mesko, PIT-Radwar и др. Демонстрацией руководил полковник д-р наук, инженер Кшиштоф Копчинский – директор Института оптоэлектроники Военной технической академии.

В ходе испытаний выполнялись: поражение носимых целей (подвешенных под дрон), поражение летящего дрона, воздействие на неподвижные цели. Мишени, подвешенные под дрон, представляли собой шары (мячи), наполненные пенополиуретаном. Цель дрон – это типичный квадрокоптер. Неподвижные цели – это стальные колеса различного диаметра (толщина листа от 2 мм до 3 мм), доска и кевларовый шлем. В случае мячей и дрона примерно через 10 секунд воздействия цель была повреждена, что практически делало ее уничтоженной. Спустя всего 1 … 3 секунды пламя было видно на поверхности цели, а дрон упал примерно через 10 секунд после начала воздействия на него, при чем его связь с пунктом наведения была прервана.

Неподвижные цели: дерево – через 1 с начало гореть; стальные шары (полые внутри) – менее чем через 10 с были прожжены дыры, кевларовый шлем примерно через 1 … 2 с в месте воздействия начал гореть, а еще через 2 … 3 на нем появились дыры (и если бы он был на голове – она начала бы гореть под шлемом). Во время ранних испытаний лазером воздействовали на крыльях таких дронов, как FlyEye или Warmate. Крыло разрушилось через 5 … 10 секунд.

В ходе встречи (подводя итоги) завязалась дискуссия, в которой представители канцелярии премьер-министра не принимали активного участия. Однако выяснилось, что есть очень серьезные проблемы с будущим этого оружия. Основная проблема – это финансирование дальнейших работ. Присутствовавший на испытаниях подполковник резерва Лончиньский (из инспектората обеспечения вооруженных сил) в течение получаса старался убедить полковника Копчиньского, что «дальнейшие работы не имеют смысла, что формулировки задач в проекте неправильные, запятые не там, где должны быть, определения неверны и неправильно используются, или, по крайней мере, неправильно поняты, и, на самом деле, эту работу надо было прекратить давным-давно, потому что это устройство не работает, а мы напрасно тратим государственные средства» – так можно кратко охарактеризовать его позицию. Другое дело, что господа из Генерального штаба Войска Польского, Инспектората обеспечения Вооруженных сил Польши и Инспектората инновационных оборонных технологий опоздали на показ (они прибыли только в 9:00), и  таким образом продемонстрировали полное игнорирование работ, ученых и темы. Из их заявлений было ясно, что возможное получение новых систем вооружений – это последний вопрос в списке их приоритетов. Откуда такое мнение? Ну они просто не смогли сами представить возможное практическое применение этого устройства, и в то же время очень ревностно следили, чтобы офицеры Военной технической академии ничего подобного не предлагали. В то же время они подчеркивали, что ученые из академии в свете действующих правил даже не имеют права комментировать эти вопросы. И это объясняет, почему два года назад на международной выставке оборонной промышленности MSPO в Кельце представители AMZ Kutno не имели какой-либо концепции использования бронетранспортера «Żubr» – наверное, сработал такой же механизм. Лишь в конце полковник Мисяк (генштаб) в узком кругу начал расспрашивать о возможностях применения системы, ее месте в войсках и т. д. Когда он услышал нашу позицию, он был слегка удивлен подходом управления генштаба P1 (потому что я был когда-то начальником этого управления), и полностью согласился. Я установил, что сегодня он доложил эту тему начальнику Генерального штаба Войска Польского и возбудил его огромный интерес. Вполне вероятно, что начальник генштаба до сих пор не был честно информирован по этому вопросу.

Поговорив с научно-техническим персоналом, эксплуатирующим устройства, мы пришли к выводу, что это оружие идеально подходит для борьбы с небольшими дронами, ведущими разведку (и атакующими) военных, но также и гражданских объектов, таких как аэропорты или нефтеперерабатывающие заводы. В конечном итоге все устройство должно поместиться в контейнер, такой как аппаратная Jaśmin – установленный для транспортировки, например, на автомобиле Jelcz 442 Bartek. Конечно, возможно уменьшить его до размеров, позволяющих перевозить, например, на автомобиле Nissan Navara (как это было сделано в Израиле – установлен на автомобиль размером с HMMWV). Однако это означало бы, что прибор при использовании в течение 1… 5 минут, нужно было бы выключить на 1… 4 четверти часа на остывание. Уменьшение размеров также будет включать системы охлаждения, которые станут неэффективными в этом случае будет сбит 1 или несколько (2 … 4) дронов, после чего устройство будет отключено для остывания, и последующие прибывающие дроны будут иметь открытый путь над объектом.

Рабочий анализ (после переговоров с персоналом, представлявшим устройства на стрельбище академии) показывает, что в конечном итоге экипаж обслуживания оружия должен состоять из 3-х военнослужащих. Это могло выглядеть так:

Это будет означать для сухопутных войск (4 дивизии) – около 192 систем + для войск территориальной обороны (8 бригад) – около 47 систем = всего 239 систем. Однако в планируемом варианте (по данным KG-2032) 8-ми дивизионном было бы 352 системы для СВ + для войск территориальной обороны (8 бригад – тип 1а, тип 1b, тип S) – около 47 систем = всего 399 систем. К этому следует добавить лазерные системы для ВМС и ВВС (защита военно-морских баз и авиабаз) – т.е. около 39 комплектов для ВМС + около 51 для ВВС = 90 комплектов. Это даст общее количество 538 систем (включая около 10% запаса). Совершенно другим будет расчет потребности полустационарных систем для защиты гражданских аэропортов, нефтеперерабатывающих заводов и административных зданий.

Comments (7) on "Новые системы вооружений – это последний вопрос в списке приоритетов у чиновников из Генерального штаба Войска Польского"

  1. I do not know whether it’s just me or if perhaps everyone else encountering problems with your blog.

    It seems like some of the written text in your posts
    are running off the screen. Can somebody else please comment and let me know if this is happening to them as well?

    This may be a problem with my internet browser because I’ve had this happen before.
    Thanks

  2. Thanks for finally talking about > Новые системы вооружений – это
    последний вопрос в списке приоритетов у чиновников из
    Генерального штаба Войска Польского – Тайны Европы < Liked it!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

8  +  1  =