Posted in: Тайны

Польская бронетехника

В настоящее время в структуре сухопутных войск Польши имеется 14 бригад, в том числе бронетанковые, механизированные, аэромобильные и обороны побережья. Только в восьми из них имеются танковые подразделения, что представлено на следующей схеме.

Как можно видеть существует организационный беспорядок. Имеется три механизированные дивизии (12-я, 16-я и 18-я), но в каждой из них различное число танковых батальонов (1 – 3 – 4). 18-я механизированная дивизия с точки зрения числа танковых батальонов по сути танковое соединение. В свою очередь 16-я мд после выделения 15-й мбр в состав многонациональной дивизии «Северо-Восток» (MND-NE) включает только две бригады. Если бы 15-я мбр оставалась в 16-я мд, дивизия была бы танковым соединением с четырьмя танковыми батальонами. В структуре 18-й мд имеется 1-я танковая бригада и 19-я мбр, которые идентичны по количеству танков. Итак, почему при идентичных структурах соединения различается их наименование?

Самой слабой в этом отношении является 12-я мд – в ее составе только один танковый батальон. Также обращает на себя внимание батальон 2-й мбр 12-й мд в котором 3 роты на ПТ-91 и одна на Т-72. Это наследие старых структур, потому что ранее танковые батальоны включали по 40, затем по 53, а теперь по 58 боевых машин, что привело к недостатку танков ПТ-91 к штатной численности.

Штатное число танков в линейных частях ВС Польши: 232 Leopard 2, 218 танков PT-91 и 304 – Т-72.

Числится 247 танков Leopard 2, 232 – PT-91 и 347 – T-72. Это означает, что в принципе у нас нет резерва машин для поддержания постоянной боевой готовности и сохранения боевого потенциала частей на первом этапе конфликта, не говоря уже о необходимых запасах для пополнения.

Ситуацию отображает таблица ниже.

Указанные излишки техники находятся на оснащении учебных заведений и в случае с танками T-72 – частично на хранении (чаще всего в плохом техническом состоянии!). Представленная таблица также показала желаемое число, к которому необходимо стремиться по очевидным причинам. Конечно, сегодня не возможно привести бронетанковые подразделения к такому численному укомплектованию – тем не менее, вы можете увидеть число единиц техники, необходимое для обеспечения постоянной боевой готовности и сохранения потенциала в течение первых нескольких дней конфликта. Для достижения этого состояния не хватает: 57 танков Leo 2, 58 – PT-91 и 47 – T-72 или боевых машин нового поколения. Поскольку достижение этих цифр невозможно следует срочно предпринимать другие шаги. Это тема для отдельного исследования. Только уже по этим причинам польская бронетехника не является сильным звеном в системе обороны.

Отдельный вопрос – современность техники. Если Leopard 2 танки (особенно в версии Leo 2A5 и Leo 2GP) представляют относительно высокий уровень, то PT-91, а особенно T-72 – они далеки от требований.

Модернизация парка Leopard 2A4 к стандарту Leopard 2PL (повышение боевого потенциала до версии A5), привело к потере боевой готовности 10-й бронекаваллерийской бригады (слишком много танков одновременно были переданы на модернизацию).

В масштабной модернизации танков PT-91 нет необходимости, за исключением боеприпасов. Следует отметить, однако, что их SKO устарело – представляет технологический уровень середины 1990-х годов. Кроме того, часть этих машин оснащены устаревшими радиостанциями R-1735. Привод этих танков также оставляет желать лучшего – особенно, когда речь идет о возможности замены двигателя. В то время как в Lеo 2 Power-Pack заменяется мене чем за полчаса, а в PT-91 (а также в T-72) замена двигателя требует приблизительно суток.

T-72, без какой-либо модернизации, не много стоят – если только в качестве учебной техники, для поддержания навыков экипажей, с последующей их переподготовкой на другой тип танка. Стоимость серьезной модернизации одного такого танка составит около 4,5 … 5 млн. злотых. От общего числа из 347 машин T-72, которые до сих пор имеются, можно было бы модернизировать 318 машин. Это бы обеспечило оснащение 5-ти батальонов по 58 машин и одной роты (14 единиц, 4-я рота 2-й мбр) и 14 танков для учебных целей.

Рекомендация относительно действий на ближайшее время – предпринять шаги для приобретения танка нового типа как можно скорее (например, корейское предложение K2PL WILK кажется очень интересным, также для повышения потенциала отечественной промышленности). Поэтому даже при наилучшей перспективе развертывания производства танка в Польше это представляет собой временной горизонт, по крайней мере, несколько лет, да и производство, возможно, не будет достаточно масштабным (скорее не более 100 … 150 танков в год), поэтому необходимо будет поддерживать существующий парк – но он должен быть модернизирован. Проведение модернизации Leopard 2A4 и T-72M1 следует проводить как можно скорее. По мере получения модернизированных танков, и в будущем новых, должна быть, как можно быстрые упорядочена оргштатная структура. После проведения моделирования кажется, что оптимальное количество числа частей это семь дивизий (+ 1 аэромобильная), а в их составе 16 танковых батальонов. Это представлено на схеме (непрерывная линия показывает уже существующие подразделения, пунктир – те, которые были бы созданы).

На диаграмме выше показано, что организационная структура подразделений будет перестроена таким образом.

– танковая дивизия (11-я бркд) будет иметь 4 танковых батальона, механизированные дивизии (12-я и 16-я мд) по 3 батальона в каждой,

пехотные дивизии (1-я, 5-я и 18-я пд) и горная (горнопехотная) дивизия (3-я дивизия конных стрелков??) по 1 батальону.

Польша также должна иметь адекватные силы для защиты побережья. Бригад ТерО не хватает. Из расчетов, моделирования и топографического анализа следует, что у нас должно быть две бригады береговой обороны (4-я и 7-я бригады обороны побережья). Количество имеющихся танков также требует перехода на 3-ротную структуру в танковых батальонах. Отсюда получаются следующие цифры:

Табл Стр4/8

В этой таблице показано желаемый штат, близкий к идеальному. Однако из-за невозможности получить дополнительные танки Т-72 и Leopard 2 количество запаса танков следует временно сократить. Резервные машины могли бы обеспечить потребности обучения – хотя было бы лучше, если бы для системы подготовки был бы отдельный пул техники. Кроме того, это обеспечило бы поддержание постоянной боевой готовности. Такрй вариант представлен в таблице ниже (для порядка в таблице есть аэромобильная дивизия – 2-я вшд, есть еще две отдельные бригады обороны побережья).

Таб2 стр 4/8

Представленные данные также указывают на количество необходимых новых  танков (например, K2PL Wilk) для линейных подразделений, всего должно быть 928 машин (+ пул для обучения, т.е. около 55 танков). В этом месте следует отметить, что ДОВСЕ-1 налагает на Польшу ограничение в 1730 танков – вышеуказанные цифры умещаются в лимит даже с огромным запасом. Если же, с другой стороны, была бы принята структура для батальонов из 4 рот, оснащенных танками нового типа, то речь будет идти о 928 танках в строю + 288 в резерве + 55 для учебных целей = всего 1271 танк. Этот вариант выгоден в военном отношении, но может быть труднореализуем с финансовой точки зрения.

Отдельная проблема – боеприпасы для бронетанковых частей. Проверка, проведенная Верховной контрольной палатой, показала, что ситуация плохая: (1) недостаточное количество боеприпасов, (2) устаревшие боеприпасы – около 30 лет, (3) технически устаревшие боеприпасы, (4) полностью занижены стандарты начисления для учебных нужд. Корректирующие действия должны быть многоступенчатыми. Прежде всего, следует пересмотреть большинство норм. В 2016 году генерал Ружаньский на встрече в генеральном командовании признал, что эти стандарты были рассчитаны искусственно только в соответствии с количеством запасов, и не имеют отношения к реальным потребностям. Это было сделано исходя из того, что, поскольку у нас есть требование НАТО иметь боеприпасы на 30 дней, нормы рассчитывались таким образом, чтобы можно было показать, что у нас есть 30-дневный запас боеприпасов.

Таб1 стр 5/8

Когда мы анализируем американские и российские стандарты – мы обнаруживаем удивительное сходство 1 DOS (дневной нормы???) боеприпасов для танковых орудий – 20 штук, а не 7,0… 8,8 штук, как у нас. Более того размер DOS варьируется в зависимости от версии танка, он действует вопреки правилам логистики, которые говорят о необходимости иметь расчетные единицы – потому что это единственный способ эффективно подсчитать запасы и произвести логистические и оперативные расчеты. Это значит, что у наших танков будет почти в 3 раза меньше боеприпасов, чем у союзных американских машин, но что еще хуже намного меньше, чем у потенциального противника – русских танков! Поэтому после проведения соответствующих анализа и расчетов предлагаются следующие значения DOS.

Таб2 стр 5/8

В приведенной выше таблице показана DOS – единая дневная норма боеприпасов для пушки всех типов и версий танков, эксплуатируемых нами. Это также означает, что наши танки обычно должны иметь одинаковое количество боеприпасов на день боя как и танки союзников и, что более важно, противников. Однако это также означает необходимость создания запасов совершенно другого масштаба. В таблице ниже показано количество запасов в соответствии с действующими на сегодняшний день нормами для числа танков, которое есть у нас сегодня (304 танка Т-72М-1М с 125 мм 2A46, 218 танков ПТ-91 с 125 мм.

2A46 и 232 Leopard 2A4, 2A5 с 120-мм пушками a.cz.Rh.120).

Таб3 стр 5/8-6/8

С другой стороны, если брать количество танков (347 танков Т-72М-1М с 125 мм 2A46, 177 танков ПТ-91 с 125-мм 2A46 и 235 Leopard 2A4, 2A5 с 120-мм Rh.120) и размер JO (DOS) по проекту KG-2032, запасы боеприпасов должны быть в количестве, указанном в следующей таблице.

Таб 1 стр 6/8

Это дает на 1 танк по действующим нормам (30 DOS) – 210… 264 снаряда; согласно предложению KG-2032 (25 DOS) – 500 снарядов. Как видите – это размер запаса значительно больше (примерно в 2,1 раза больше, чем сегодня на 1 танк), но это также демонстрирует, сколько халатности было допущено за последние 25 лет.

При этом следует обратить внимание, что рекомендуемый размер запасов – не 30, а 25 DOS (ZJO, обобщенный боекопплект). Указанные уровни обеспечения: I уровень – отделение, эта часть запасов частично расходуется на боевые машины, а частично остается на транспортных средствах (батальон), уровень II – тактическое соединение, уровень III – оперативный, уровень IV – центральный. Накопление такого количества запаса не может произойти в течение года. Напротив, этого и не должно происходить за один год, потому что боеприпасы должны распределяться во времени в соответствии с темпами производства. Это обеспечит их постепенное использование по истечении нескольких лет хранения.

Таб2 6/8

JO (боекомплект) – количество боеприпасов, установленное для определенной единицы оружия.

Боекомплект, установленный для данного оружия, умноженный на количество вооружений по штату, является огневой единицей данного подразделения (взвод, рота, батальон, полк и т. Д.) – ZJO.

Допустимая потребность (дневная потребность, ожидаемое потребление) боеприпасов, выраженные в огневых единицах, определяют вышестоящий командир обычно на один день боевых действий.

Для подчиненного, это не является лимит применения боеприпасов, который полностью продиктован потребностями хода боевых действий.

DOS – снабженческая единица, принятая для стандартизации расчетов, для оценки ежедневной потребности в определенных условиях. Это также может быть выражено например, количеством боеприпасов на единицу оружия на день Ammo DOS = JО.

Combat Load – боевая нагрузка, иначе техническая огневая единица.

Что касается современности боеприпасов, то наши запасы на самом деле устарели. Тем не менее, вы должны вспомнить, что наши польские предприятия – Меsко, разработали подкалиберные боеприпасы, которые могут конкурировать с разработками ведущих европейских компаний. Тем не менее, мы сможем это позволить себе, заказы должны ссылаться на данные, приведенные в таблицах выше (проект KG-2032) и носить многолетний характер, а не согласовываться ежегодно. Краткосрочность не дает возможности заводам правильно спланировать производство и рассчитать цены, с уроном для обеих сторон (армии и промышленности).

Рекомендации в этом отношении могут быть следующими: (1) привести расчетные нормы в соответствие с европейскими и союзническими.(2) сформировать количество заказов, спланировать сроки их реализации, а затем последовательно выполнять план закупки боеприпасов, производство которых как можно скорее должен организовать завод Меsко.

Основным вопросом в ходе боевых действиях является cвязь. Для танков это параметр важнее даже, чем сила пушки и брони. Это подтверждает пример первого этапа Второй мировой войны… В настоящее время польские танки оснащены радиостанциями: R-123 и некоторые R-130 в качестве дополнительной радиостанции (на T-72), R-173 или RRC-9500 (на PT-91) и SEM-89 или SEM-90 (на Leo 2).

Таб1 стр7/8

Как видно, отдельные типы радиостанций работают в различных диапазонах. Цвета шрифта определят полную совместимость (в пределах одного цвета). Хотя все упомянутые могут работать с FM-модуляцией, но это своего рода возможности времен Второй мировой войны. RRC-9500, принадлежащие семейству PR-4G, может работать в системе FH (перестройки частоты) с засекречиванием передачи данных, а SEM-80 / SEM-90 может работать на 16 ранее запрограммированных частотах, также с возможностью засекречивания передачи. Однако благодаря различным системам смены частот RRC-9500 не может поддерживать связь с SEM-80 или SEM-90. Проблема в том, что танки на современном поле боя взаимодействуют с различного вооружениями, оснащенными различными средствами связи. Это означает, что современные радиостанции RRC-9500 не могут использовать свои возможности полностью и работают в режиме типичном для 1970-х годов прошлого века.

Таб2 стр 7/8

Приведенная выше таблица показывает, что если в данной радиосети (S / R) окажется хотя бы одна радиостанция R-123 или R-173, то возможна работа на фиксированной частоте, в открытом режиме – что лишает каких-либо качественных преимуществ.

Радиостанции семейства PR-4G – производства Radmor – представляют технологический уровень, который вы можете отнести к передовым мировым. Они позволяют организовать трудно вскрываемую связь. К сожалению – самый важный элемент этих радиостанций waveform – производится во Франции и находится вне нашего контроля, что стоило бы изменить. Хотя у нас уже есть 3 типа радиостанций полностью производимых в Польше, но принятие их на вооружение затягивается по неизвестным причинам.

В дополнение к типам радиостанций (хорошим и устаревшим), мы имеем дело с другим явлением. Даже контрольная палата его не выявила. Это так называемые командно-штабные боевые машины, или скорее их нехватка. Если танки Leo 2 стандартно оснащены двумя радиостанциями, что позволяет организовывать независимые радиосети S / RS уже на уровне взвода (и выше), то с PT-91 и T-72 это не так просто. Танки PT-91 оснащены радиостанциями R-173 (119 машин, то есть 51% парка) или RRC-9500 (114 машин, то есть 49% парка). Танки с радиостанциями R-173 благодаря дополнительным приемникам R-173P позволяют организовать независимые радиосети S / R уже на уровне взвода – однако, такая организация связи находится на технологическом уровне 1970-х годов. Танки с радиостанциями RRC-9500 оснащены одной радиостанцией + место и кабеля (источник питания, антенна и внутреннее телефонное соединение) для другой. Однако не все танки были доснащены второй радиостанцией и на самом деле, не известно точно, сколько таких машин и в каких подразделениях. Хуже всего дело обстоит с танками T-72, на которых установлены радиостанции R-123 (и некоторые командные машины имеют дополнительные радиостанции R-130). Такое состояние свидетельствует, что не может быть речи об организации результативной системы управления и связи в батальонах на танках этого типа – странно, что эта проблема не вскрыта по итогам многолетних занятий в полевых условиях (где были командиры и связисты?)! Проблема касается 5 из 13 танковых батальонов польских СВ (т.е.38%)! Осталось надеяться, что в рамках модификации T-72, которая начинается – проблема будет решена.

Мероприятия модернизации будут включать в себя – установку двух радиостанций UKF на командных машинах (тб, тр, твз – командир + заместитель, это должен быть комплект TRC-9310C, состоящий из двух радистанций RRC-9311 + 2 X повышенной мощности), монтаж радиостанций KF на командных машинах (тб, тр).

Рекомендацией по улучшению этого чрезвычайно неблагоприятного состояния дел является как можно скорейшее внедрение радиостанций Comp @ n H09 производства фирмы «Radmor», RKP-8100 фирмы «CTM» и R-450C компании «Transbit» и, насколько это возможно быстро (то есть в течение 5 … 7 лет) всех радиостанций других компаний. Тем не менее, этому должна предшествовать доработка всеми компаниями полной совместимости их оборудования – что возможно в течение 2 … 3 месяцев.

Подводя итоги – состояние наших бронетанковых подразделений, в целом, … плохое. Многие из этих недостатков, можно было избежать в последние годы, при введении различных организационных решений. Невозможно указать однозначно виновных в этой халатности – вероятно собралась бы большая компания. Восстановление порядка – это трудный, но однозначно необходимый процесс на ближайшие несколько лет – не менее 5 … 7 лет. Я бы здесь не рассчитывал сильно на военных. Когда в 2016 году, будучи главой управления организации и пополнений министерства обороны (ZoIU-P1), я пригласил для беседы гестора по вопросам танков, то из 50-ти вопросов он правильно и полно ответил только на вопрос о его имени и фамилии, как оказалось он был командиром батальона в Журавице …

Полковник, доктор Кшиштоф Гай, советник председателя Совета Министров

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

2  +  8  =