Posted in: Тайны

Российское давление на Украину – военно-политическое измерение

Информационная записка Центра восточных исследований (Польша)

14 апреля 2021

С конца марта власти Киева предупреждают, что Россия перебрасывает дополнительные вооруженные силы к украинской границе, что, по их мнению, может означать подготовку к новому этапу военных действий. Это сопровождается наибольшим количеством вооруженных инцидентов и жертв на т.н. разделительной линии на Донбассе между украинскими силами и подконтрольными Москве сепаратистами. Растущее беспокойство по поводу ситуации в регионе выражает Запад, о чем свидетельствуют: первый телефонный разговор между президентами Владимиром Зеленским и Джо Байденом, разговор Байдена-Путина и решение о встрече, на которой одной из тем будет Украина, внеочередной визит главы польской дипломатии Збигнева Рау в Киев, совместное франко-германское заявление, а также заявления НАТО и других стран, выражающее безоговорочную поддержку территориальной целостности Украины, и в то же время критикующее Россию за провокации на границах. Это показывает, что в международном восприятии наблюдаемый рост напряженности в восточном регионе Украины считается самым значительным за многие месяцы.

Военное измерение

·                   За последние две недели в Интернете появились видео и фотографии, показывающие переброску дополнительных подразделений российской армии в российские области, граничащие с Украиной, и в аннексированный Крым. Хотя большая часть зафиксированных перемещений касается войск, постоянно дислоцированных вблизи этой границы, следует предположить, что были также подразделения из других регионов страны (см. Приложение).

·                   Примечательна демонстративность действий России – при переброске войск по железной дороге основное вооружение обычно не покрывается брезентом. В то же время это подтверждает, что большая часть перевозимой техники принадлежит подразделениям, дислоцированным в приграничных районах (например, в Центральном военном округе нет БМП-3), и тем самым подтверждает демонстративный характер активности Вооруженных сил России. Только в одном случае (транспортировка танков различных типов, в том числе снятых с вооружения российской армии) следует предполагать, что получателем являются силы так называемых сепаратистов на оккупированной части Донбасса.

·                   Переброска воинских частей из других регионов России к границе с Украиной – даже если признать достоверным максимальный масштаб, представленный в СМИ, – не является значительным оперативным усилением местного потенциала Вооруженных сил России. В областях, граничащих с Украиной, в оккупированном Крыму и на части территории Донбасса, армия (вместе с силами так называемых сепаратистов) насчитывает около 150 тысяч человек. Таким образом, сосредоточенные силы на границе готовы к ограниченным действиям в любое время, в зависимости от политического решения Кремля, без дополнительной подготовки и привлечения подразделений из других регионов.

Политическое измерение

·                   Российская сторона в последнее время не отрицает увеличения своей военной активности в районе украинской границы. Однако она пытается представить это как ответ на якобы эскалацию конфликта со стороны Киева (что не соответствует действительности) и меры по сдерживанию украинского наступления на Донбасс, которое якобы готовится, и для защиты русскоговорящего населения (в том числе граждан России) в оккупированных частях региона. Этот вопрос стал доминирующим в заявлениях российских официальных лиц и в сообщениях кремлевских СМИ.

·                   Фактором, мобилизующим российскую сторону, являются действия, предпринятые Украиной в последние месяцы, демонстрирующие возросшую напористость правительства в Киеве по отношению к РФ, в том числе выгодные для Украины инициативы по реализации Минских соглашений, в частности, санкции, затрагивающие интересы России и также ее инструменты политического влияния на Украине (против Виктора Медведчука и подконтрольных ему телеканалов).

·                   Политическое намерение Москвы состоит в том, чтобы создать впечатление, что может произойти серьезная эскалация конфликта на Донбассе неустановленной степени, которая может привести к открытой российско-украинской войне. Россия надеется, что, учитывая нежелание Запада (особенно Западной Европы) еще больше углублять кризис в его отношениях с ней, такая угроза заставит важнейшие страны Запада (США, особенно Германию и Францию) активизировать свои усилия по дипломатическому урегулированию конфликта. Политической ценой, которую придется заплатить, будут уступки со стороны Украины (например, принятие российской версии выполнения Минских соглашений) и, возможно, Запада (например, отказ от введения новых санкций или ослабления существующих санкций) ради «спасения мира». В то же время, однако, приоритетом России в ближайшие месяцы является завершение строительства газопровода Северный поток 2, что является поводом для серьезной эскалации конфликта.

·                   Если вышеупомянутая политическая цель не будет достигнута (украинская и западная стороны не готовы идти на серьезные переговоры и уступки), Россия, скорее всего, решит подкрепить свои угрозы дальнейшими агрессивными политическими и/или военными действиями в Донбассе. Возможна ограниченная эскалация военных действий, возможно, в результате провокации, призванной возложить ответственность за ее развязывание на украинскую сторону. Подобная эскалация может быть спровоцирована «сепаратистами» самостоятельно (п присутствии российских войск, рассматриваемых как сдерживающий фактор для украинской стороны от более активной обороны).

·                   Радикальные политические шаги Москвы станут дополнением или альтернативой такому сценарию, например, признание независимости марионеточных «республик» Донбасса – так называемых Донецкая и Луганская народные республики (как было в Абхазии и Южной Осетии в 2008 году) – или даже их формальная аннексия (как в случае с Крымом в 2014 году). С одной стороны, подобные действия могут принести Кремлю временную политическую выгоду: «патриотический подъем» большей части российского общества перед парламентскими выборами в сентябре 2021 года, а в символической перспективе – перед 30-летием распада СССР в декабре 2021г. С другой стороны они повлекут серьезные политические издержки – более серьезные санкции Запада против России и потеря надежды на «нормализацию» отношений с Западом на ее условиях. По этим причинам вышеуказанные сценарии следует рассматривать как неоптимальные с российской точки зрения и, следовательно, не одобряемые Москвой. По тем же причинам еще менее вероятно массовое вторжение в Украину с оккупацией всей или значительной части ее территории.

ПРИЛОЖЕНИЕ. Сообщения об усилении российского присутствия на украинских границах

·                   Имеющаяся информация свидетельствует о том, что танковый батальон (или созданная на его базе батальонная тактическая группа) 74-й механизированной бригады (Юрга, Кемеровская область) и батарея ракетных комплексов «Искандер» 119-й ракетной бригады (Еланский, Свердловская область) могут были размещены в окрестностях Воронежа. Эти тактические подразделения входят в состав 41-й общевойсковой армии Центрального военного округа.

·                   Министерство обороны Российской Федерации подтвердило переброску в Черное море в общей сложности 12 единиц Каспийской флотилии (артиллерийские и десантные катера, а также буксиры, являющиеся крупнейшими средствами команды). 11 апреля двигаясь по внутренним водным путям группа вышли на Дон.

·                   Размещение первых элементов 56-й штурмовой бригады (Камышин в Волгоградской области, Южный военный округ) в последние несколько недель следует рассматривать как реализацию заявленных с 2017 года планов по развертыванию десантно-штурмового полка в Крыму.

·                   Отсутствует источник подтверждения переброски в регионы, граничащие с Украиной большей части или тактических подразделений. или других формирований этого уровня. Среди последних в СМИ называются: 35-я механизированная бригада (Алейск в Алтайском крае), 120-я артиллерийская бригада (Юрга) и 6-й танковый полк 90-й танковой дивизии (Чебаркуль в Челябинской области) Центрального военного округа, 136-я механизированная бригада (Буйнацк в Дагестане) из Южного военного округа, а также 104-й десантно-штурмовой полк 76-й десантно-штурмовой дивизии (Псков) из Западного военного округа.

·                   При оценке передислокации подразделений из Центрального военного округа в районы, граничащие с Украиной, следует учитывать, что непосредственной поддержкой (второй оперативный рубеж) для частей, развернутых на этом направлении, будут в первую очередь 1-я танковая армия Западного военного округа и 58-я общевойсковая армия Южного военного округа. Пока, по крайней мере, в медийном пространстве, информации о передислокации частей этих армий в сторону Украины не поступало.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

20  ⁄    =  2